Здравствуй, гость! Я - Well. Поообщаемся?
 
Главная
Проза
Охранник
Курортный роман
Шакалы
Поэзия
Женщина...И этим все сказано
Новости
Гостевая
Контактная информация
 
  • Моя Казань
  • Портал развлечений

  • Шакалы

     

                                            Владимир Андрианов.

                               Ш А К А Л Ы

     

     

                         Документальная  повесть.

     

     

                                Глава 1

     

        Июнь 1971 год. г.Верхняя Тура.

     

        Вода тихо плескалась под дощатым настилом. Солнце  немилосердно его накалило. И потому прежде чем  лечь,  Юра  зачерпнул  пару пригоршней воды и плеснул их на раскаленные доски этого небольшого деревянного причала.

        Вадим обещал подойти после трех.  "Хорошо  бы  пивка  прихватил", подумал Юра и, прикрыв голову рубашкой, блаженно растянулся на струганных досках. Незаметно для себя задремал.

        На водной станции наступило кратковременное  затишье. В  такую жару хочется поближе к воде. Гвалт и смех стоят здесь  с  утра  до вечера. И лишь на короткий срок тишина опускается на  станцию. Кому во вторую смену - недавно ушли, а кто работал в первую, должны  были вот-вот появиться.

        Уже с весны Казаков работал здесь  инструктором. Водная  станция принадлежала Верхне-Туринскому машиностроительному  заводу. До этого почти три года (как пришел из армии) работал на  нем  же, но только токарем. Сюда его перетянул Вадик. В  прошлом  году  вернувшись из "зоны" (оттрубил пять лет "от звонка до звонка") тот  устроился инструктором в спортклуб  при  заводе. Несмотря  на  судимость, взяли на работу охотно. Как-никак, а разрядник. Первый  разряд по боксу. К тому же в свое время учился в техникуме физкультуры и

    спорта. Сейчас  вел  спортивную  секцию. Учил   пацанов "ставить удар". Полгода уговаривал Казакова перейти к  ним  в  спортклуб, но тот все отказывался. Не хотелось  заработок  терять. Инструкторские девяносто рублей не шли ни в какое  сравнение, с тем, что выгонял тот на токарном станке. Правда и уставал, как черт.

        - Дурак ты, Юрка,- сидя за очередной "белоголовой" каждый  раз говорил ему Вадим.- Лучше за рубль лежать, чем за три бежать!

        И к весне все-таки уломал. Зарплата  стала  мизерная, правда и работа не  пыльная. Сиди  целый  день  на  станции, выдавай  инвентарь, да следи чтобы кто-нибудь по пьяни за  буйки  не  заплыл. Для чего и были в его распоряжении две лодки - весельный ялик и  "Казанка" с "Вихрем".

        Из сонного забытья его вывел шум подъехавшего  автомобиля. Новенькая "двадцатьчетверка" блестя лаковыми черными бортами  затормозила около здания станции. Из машины выпорхнули  две  девушки  в коротких цветастых сарафанах, следом  за  ними  не спеша  выбрались двое мужчин на вид лет сорока. Тот, что был за  рулем, высокий, крепкий с аккуратной черной бородкой, поднявшись на крыльцо по  хозяйски застучал кулаком в дверь.

        - Алло,хозяин!...Есть кто живой? Отзовись!...

        Юра встал, надел рубашку, но не застегивая  ее, а  лишь  завязав полы узлом на животе, пошел по обжигавшим ступни доскам к незнакомой компании поджидавшей его на  берегу. Впрочем  нет...Одного он знал. Тот что с бородкой был кажется зам.главного инженера.Его Юра видел несколько раз в цехе, когда работал там в механическом - токарем.

        - Здорово, командир! - весело поприветствовал Казакова бородач.

        - Здрасте,- нехотя протянул в ответ тот.

        У него испортилось настроение едва он взглянул  на  подъехавшую "Волгу" и эту беззаботную компанию.

        - Лыжи организуещь?

        - Лыжи пожалуйста, а катать - бензина нет,- кивнув  головой  в

    сторону лодки ответил Юра.

        - Бензин у нас с собой,- успокоил бородач.- Ты нас только автолом обеспечь. Автол-то есть?

        - Есть...Сейчас принесу,- пообещал тот и скрылся за дверью.

        - Мальчики, вы гении! - одна из девушек поочередно  чмокнула  в

    щеки обоих мужчин. - Обожаю водные лыжи!

        - Мы всегда гении, - ответил второй, доставая из багажника  канистру с бензином. - Ты разве, Аллочка, в этом сомневалась?

        - В тебе, Сережа, я не сомневалась никогда!

        - Вот и умница...Стас, где у тебя воронка?

        Бородач  подошел  к  машине  и  уткнувшись  в  багажник  стал искать. Тем временем из домика вышел Юра, держа в  одной  руке  небольшую канистру с автолом,а в другой пару водных лыж.

        - Вот,- сгрузив все около машины, пошел к лодке.

        - Командир! - окликнул его бородач.- Я вижу ты не шибко  расположен нас катать...Так ты не утруждайся...Мы  сами  покатаемся!

    Лады?

        - Лады,- кисло согласился Юра.- Пойду замок отопру...

        - Мальчики! Чего он такой сердитый? - спросила Аллочка.

        - На солнце перегрелся, - улыбаясь пояснил тот, которого  звали

    Сергеем.

        Уже около получаса веселая компания  поочередно  сменяя  друг друга каталась на водных лыжах. Мужчины и та, которую звали  Аллочка, катались на них весьма прилично. Вторая же  девушка  встала  на лыжи наверное впервые в жизни. Едва натягивался фал, ноги ее тут же разъезжались и она каждый раз клевала носом в  водную  гладь  реки. Брызги,визг и смех сливались над водой  в  одно целое, образуя замысловатую смесь радости жизни и бытия.

        Каждый раз глядя на беззаботно веселящихся людей в  душе  Юры вспыхивали огоньки злобы и зависти. Зависти на то, что  люди  могут так красиво и беззаботно жить, а злобы на себя за то, что он  такой же, как и они, не может позволить себе жить  также  беззаботно  и красиво.

        Вот и сейчас видя, как веселится эта четверка и нет им никакого дела до него, Юрия Казакова, в душе  его  вновь  зажегся  огонек этой злобы и зависти.

        Чтобы не видеть их Юра даже отвернулся. И вовремя. На станцию с полдюжиной пива в авоське, входил  его  старый  приятель, дружок  с детства, Вадим - Вадик Сидоров.

        - На! - вместо приветствия Вадим  протянул  приятелю  бутылку пива.- Промочи горло...Сомлел, небось тут на жаре-то...

        Казаков с жадностью припал к горлышку и не  отрываясь  осушил всю бутылку. Скинув рубашку  Вадим  устроился  рядом  и  откупорив пробку о край доски неторопливо отхлебнул пенящийся напиток.

        - Чья? - мотнул он головой в сторону "Волги".

        - Вон того фраера,- указал Казаков в сторону бородача.

        - Кто такой?

        - "Шишка" заводская.

        - Ясно...Начальничек, ключик-чайничек...Хороша "лайба"?  А?  - Вадим боднул плечом плечо приятеля.

        - Хороша Маша, но не наша, - в голосе Юры сквозило  неприкрытое сожаление.

        - "Маш" надо своих заводить, а не по  чужим  вздыхать, - Вадим внимательно взглянул на друга. - Ну что? Решился?

        Казаков молчал. Видя,что приятель молчит, Вадим в очередной раз принялся того обрабатывать.

        - Ты пойми, балбес, никто тебе ничего  на  блюдечке  не  принесет. Мы должны взять все сами. Человек по натуре трус и  тварь. Увидит, что ты по карманам у пьяного шаришь - хай поднимет, а  приставь к горлу "перо" - враз заткнется. А почему? Потому, что своя задница, каждому дороже соседской...И  брать  надо  сразу  и  много. Чтобы надолго хватило. Хватит уж мятые рубли у пьяных мужиков

    из карманов выгребать. Ты на них "удар ставить" научился?  Научился. Все...Хватит...Пора серьезным делом заняться...А так, можно всю жизнь на берегу просидеть и на  чужих  девок  слюни  сглатывать, а другие будут мимо тебя с ними вот на таких "лайбах" ездить и  еще чинариками в тебя постреливать!

        Юра до этого молча сидевший вдруг вскинул голову на  приятеля и разлепил наконец губы.

        - Хорош базарить! Уговорил, - чуть хрипло сквозь  зубы  процедил он. - Давай по делу.

        - Вот это уже разговор, - Вадим удовлетворенно кивнул, но беседовать по делу не торопился. Вместо этого достал  из  авоськи  еще два пива. - Не спеши...Всему свое время...Пей вот пиво пока...

        Сколько себя помнил Вадим, ему всегда  нравились  фильмы  про заграничную  жизнь. В  основном  это  были  картины  про  гангстеров. Жаль только, редко такие показывали  у  них  в  клубе. Красивая жизнь, красивая машина, ослепительные женщины, все это было  в  другом мире. И на короткий срок Вадим  растворялся  на  белом  экране зрительного зала, чтобы через полтора часа когда, он погаснет,а в зале загорятся  несколько  тусклых  сорокаваттных лампочек, вновь увидеть эти унылые обшарпанные стены с выцветшим лозунгом, подсолнечную шелуху на грязном затоптанном полу и серые лица рано  состарившихся женщин которые даже  не  знали, что  есть  такое  слово "косметика". Вадим давно решил для себя, что  жить  так, как  живет его мать, родня, соседи - он не будет. Жизнь ему рисовалась если не совсем такой, что была на экране, то близкой к ней. Из  всего  увиденного на экране Вадим сделал для себя главный вывод. Чтобы обеспечить себе красивую жизнь, надо иногда ею рисковать. Именно рисковать и труд здесь совсем не причем. Впрочем нет...Почему  не  причем? Риск этот и будет его труд. Разве это не  справедливо?  Получить за свой труд причитающуюся тебе сумму. Почти  тоже  самое, что на заводе. С одной лишь разницей. Ты сам  определяешь  размер  этой суммы и сам ее берешь.

        Солнце потихоньку стало клониться за реку  к  бору, туда  где темно-зеленым частоколом высились островерхие ели. И потому  казалось, что стоит раскаленному шару каснуться кончиков этих  пик,как он тут же лопнет и брызги золотистой  меди  осыпят,окатят,обожгут все живое в округе.

        В предвечернем мареве жизнь на водной  станции  вновь  оживала. Шумные  компании молодых людей стекались сюда  чтобы  взять  на прокат лодку или байдарку,или просто поплавать и поиграть на  берегу в волейбол,то и дело "гася свечи"загонять мяч в воду.

        Допив последнюю бутылку и зашвурнув ее в ближайшие  кусты, Вадим наконец перешел к главному.

        - Чтобы идти на  серьезное  дело,надо  иметь  три  вещи:"ксивы",колеса и стволы.На худой конец - один.Все это добудем где-нибудь подальше отсюда.Я здесь уже "засвечен"...

        - У тебя когда надзор кончается? - прервал Вадима Юрий.

        - Через  месяц...Как  закончится,сразу  увольняюсь.Ты  кстати увольняйся  пораньше...Чтобы   не    сразу    вдвоем...Подозрений меньше...Теперь гляди,что достал,- Вадим вынул из кармана нож.Нажал кнопку.Моментально раскрылось хромированное лезвие. -  Ну,как игрушка? Сойдет для начала?

        - Ну-ка покажи,- Казаков взял нож и начал  рассматривать  рукоять. - Тут что-то не по нашему написано...Импортный что ли?

        - Чехословакия...

        - Где достал?

        - Где  взял,там   уж    нет...Короче,давай    через    неделю увольняйся,- подвел Сидоров черту под сегодняшним разговором.-  И вообще, будешь меня слушать - не пропадешь! Пока ты  здесь  штаны на пляже протирал,я все обдумал в  деталях,так  что  тебе  и  ду мать-то не придется. Знай только исполняй и  все  будет  тик-так,- Вадим опершись ладонью о плечо Казакова поднялся и  прощаясь  как бы  шутя,небрежно  провел  рукой  по   лицу    приятеля    сверху вниз,тыльной стороной ладони пристукнув его по  подбородку,отчего тот даже клацнул зубами. - Пока...До завтра...

     

     

                               Глава 2

     

     

        ...- Юрка! Ну,сколько можно? Ты уже третью неделю  не  просыхаешь!

        Наташа вошла в комнату и попыталась забрать у  Казакова  очередную наполовину опустошенную бутылку "Экстры".

        - Отстань! - Казаков отвел руку девушки. - Не твое  дело!  На свои пью...Имею право...

        - Ну и черт с тобой! - Наташа  повернулась  чтобы  уйти,но  в дверях задержалась.- Еще раз пьяный заявишься - спущу с лестницы!

    Так и знай!

        - Ох-ох-ох! Напугала,- пьяные,налитые кровью глазки  смотрели на девушку с какой-то тупой и бессмысленной злобой.- Катись к едрене-фене! Никто не держит!

       

    Хлопнула входная дверь.Лишь тиканье настенных часов  нарушало сейчас тишину дома. Казаков обвел мутным взглядом  комнату,как  бы ища компанию с кем сейчас можно было бы выпить,но  дом  был  пуст. Взгляд уперся в недопитую бутылку.

        - Ну,тогда с "тренером",- пробормотал он.Налив себе полстакана,поставил ее обратно на стол и с ней же чокнулся.

        Снова хлопнула входная дверь.На пороге стоял Вадим.

        - Ва-а-а-адик! Заходи! - пьяно обрадовался Казаков.

        Сидоров подошел к столу,молча вылил остатки водки себе в стакан, также молча выпил и только после этого протянул тому руку.

        - Здорово!

        - Привет,кореш! - Казаков пытаясь поздороваться  с  приятелем ухарски с размаху хотел попасть пятерней в протянутую ладонь  Вадима,но промахнулся и чуть не свалился со стула.

        - Кончай хлебать,- Сидоров чуть насмешливо глядел на  приятеля. - Завтра пойдешь, купишь билет на двадцать  первое  до  Свердловска.Я уже взял...

        - Ты у-у-у-волился? - Казаков был изрядно пьян и еле  ворочал языком.

        Видя в каком состоянии дружок,Сидоров махнул рукой и не ответив вышел. На улице постояв с минуту в раздумье направился в  сторону дома Наташи Лебедевой.

        - Наташка! Привет! - поздоровался Вадим.

        - Привет. Ты откуда? - ответив на приветствие спросила девушка.

        - От Юрки...

        - Пьяный?

        - Ага.

        - Он  уже  все  деньги  что  при  расчете  получил,на   водку спустил,- то ли поясняла,то ли констатировала девушка.

        - А ты куда смотрела? - укоризнено бросил ей Вадим.

        - А он меня слушает? - огрызнулась Наташа.

        - Ладно...Это ваши дела...Ты вот что...Ты ему завтра билет до Свердловска на двадцать первое возьми.Лады?

        - Все-таки едете? - не ответив спросила девушка.

        - Едем.

        - И куда вас нелегкая несет...Что вам  здесь  не  сидится?  - вздохнула она.

        - Насидимся  еще...А  пока   молодые    покатаемся...Так,что? Возьмешь билет?

        - Возьму. Куда же денешься.

        - Ну,пока,- весело попрощался Вадим.

        - Пока...- совсем не весело ответила Наташа.

        И хотя на следующее утро Вадим зашел к маящемуся  с  похмелья Казакову и предупредил,что завтра они уезжают, тот все-таки  умудрился снова напиться в день отъезда.

        Когда поезд тронулся Вадим увидел в окно вагона,как  из  медленно уплывавшего назад здания вокзала заплетающейся походкой вышел Казаков, что-то крича и  размахивая  руками.Следом  шла  Наташа.Лицо ее было зло, она что-то говорила ему указывая рукой в сторону проходившего мимо состава.

        "Кретин,- глядя на Казакова выругался про себя Сидоров. -  Ну погоди, появишься завтра в Свердловске,я тебе мозги вправлю".

        Спустя сутки приятели встретились у входа в здание  Свердловского вокзала.После серьезной  "проработки",судя  по  всему,мозги Казакову были вправлены достаточно обстоятельно. Но Сидорову показалось этого мало и он отобрал у Казакова всю его  небогатую  наличность.

        - Здесь целее будут,- сказал он складывая  мятые  казаковские трешки и пятерки себе в карман. - Сиди тут и жди меня.Я пошел  за билетами.

     

     

                               Глава 3

     

     

        В Ригу поезд прибыл под вечер. В привокзальном ресторане  были заняты почти все столики и потому приятели  смогли  расположиться лишь у входа,почти на самом проходе.

        Сделав заказ Вадим прикинул в уме сколько денег у них остает ся.Выходила крайне незначительная сумма.Пока официантка  расставляла на столе тарелки с закусками,Сидоров поинтересовался  в  какую гостиницу они могут устроиться.

        - В эту пору у нас  с  гостиницами  сложно. Лето...Отпуска...-

    быстро ответила та и поспешила к следующему столику.

        - Может у вас кто комнаты сдает? - продолжил Вадим,когда официантка вновь подошла к ним чтобы рассчитать.

        - Я не знаю,- сухо с  заметным  латышским  акцентом  ответила она, но несколько смягчившись все же добавила. - В центре вы  вряд ли где устроитесь...Попробуйте в "Атлантику".

        - Она далеко?

        - Прилично...

        - А,как добраться,- уцепившись за эту идею продолжал расспрашивать Вадим.

        - Это нужно ехать по Ганибу дамбис  на  проспект  Виестура  и дальше спросить улицу Атлантияс.

        - Так и называется - Атлантияс?

        - Да...Так и называется,- официантка кивнула в  подтверждение головой. - Запомнить  легко...Гостиница  "Атлантика"  на    улице Атлантияс.

        Решив воспользоваться советом и не тратить время на  бесплодные поиски, приятели отправились сразу в "Атлантику". На  их  счастье, как раз освобождалось две койки в четырехместном номере.

        Проведя три дня казалось в бесцельных прогулках по  городу,они тем не менее приглядывались  к  окружавшим  их  людям,прикидывая, как и с чего начать. Наконец к исходу третьего дня у  Сидорова в голове сложился окончательный план действий.

        - Значит так,- начал он когда они  сели  в  небольшом  уютном сквере на лавочку перекурить. - "Бабки" тают на глазах,а потому с "ксивами" пока повременим...Надо достать денег.Для этого  сделаем так...- Выложив Казакову весь план действий и даже не поинтересовавшись устраивает того такой план действий или  нет,Сидоров  закончил. - Ясно?

        - Ясно, - Казаков охотно согласился. "Наконец-то приступаем  к настоящим делам",подумал он,но сказал другое.-  Давно  пора, а  то уже стало выпить не на что.

        - Про это пока забудь,- строго отрезал Вадим. - На  дело  ходить будем только по-трезвянке...Если увижу, что "поддатый" -  все зубы пересчитаю,- грозно добавил он.

        - Ладно, ладно...Это я  так...К  слову...-  примирительно, стараясь задобрить приятеля, оправдывался Казаков.

        На следующее утро Вадим рассчитался за номер и  они  отправились на вокзал.Сдав вещи в камеру хранения поехали на окраину где были вчера днем.

        - А если сегодня не удастся? - Юрий  вопросительно  взглянул на Вадима.

        - Значит переночуем на вокзале.

        - А если и завтра?

        - Значит и завтра.

        - Так мы что? Может там вообще  пропишемся?  -  саркастически ухмыльнулся Казаков.

        - Заткнись,- грубо оборвал того Вадим.- Смотри лучше туда.

        В сберкассу входил мужчина средних лет с явно деловыми  намерениями. Или положить или взять деньги. Солидный вид мужчины  говорил, что и сумма должна быть солидной.

        Велев Казакову быть рядом и далеко от входа не  отрываться, Сидоров вошел следом.Стараясь не  привлекать  внимания, взяв  чистый бланк и делая вид что занят его заполнением, он тем неменее внимательно следил за мужчиной. Тот взяв такой же  бланк  заполнял  его красную расходную сторону. Стараясь не  поворачивать  головы,Сидоров скосил глаза в его сторону."Пятьсот рублей" прописью и  цифрами выводил мужчина. "Вот это удача", подумал Вадим  и  порвав  свойнезаполненый бланк, не спеша вышел на улицу.

        - Пол-штуки снимает,- отойдя чуть в сторону сообщил он  Казакову. - Постоим...Покурим.

        Через несколько минут  из  сберкассы  вышел  мужчина. Дав  ему пройти  с  десяток  метров, Казаков  с  Сидоровым  тронулись  следом. Пройдя метров двести мужчина свернул в переулок. Место для нападения было идеальное. Прохожих никого. Дома начинались метров через сто,а до этого по обоим сторонам переулка двумя шеренгами тянулись густые кусты акаций. Прибавив шагу приятели  почти  догнали

    мужчину.Вадим достал сигарету, воткнул ее в угол рта.

        - Алло! Товарищ!

        Мужчина обернулся.

        - Огоньку не найдется?

        Сидоров вплотную подошел к нему. Переложив портфель  в  другую руку мужчина полез в карман. Короткий боковой  правый  моментально свалил его с ног. Быстро подхватив обмякшее тело  подмышки, Сидоров поволок его в кусты. Казаков подобрав портфель поспешил  следом. Во внутреннем кармане пиджака Вадим обнаружил три пачки  денег. Пачка "трешек" и две пачки "рублевок" перетянутых банковскими ленточка-

    ми.

        - Ну,что там? - спросил Казакова роющегося в портфеле.

        - Ничего...Одни бумажки...

        - Бросай его,- приказал Сидоров. - Уходим...

        Через два часа в поезд, с билетами до Волгограда,сели два молодых человека. Отсюда,с берегов Даугавы, потянулся за ними  длинный кровавый след, конец которому будет положен еще не  скоро. Почти через два года. Но он будет! И весь этот кровавый путь мы с вами, читатель, проследим от начала и до  конца. Чтобы  еще  раз  убедиться - возмездие неминуемо! Пусть про это не забывают сегодняш-

    ние "казаковы" и "сидоровы",те которые замышляют  и  творят  свои черные дела сегодня, спустя почти три десятка лет после тех  событий. И тогда и теперь и вовеки веков - возмездие неминуемо!  Не забывайте об этом никогда!

     

     

                                Глава 4

     

     

        Волгоград. Август 1971г.

     

     

        Пятнадцатого августа недалеко от железнодорожного  вокзала  в небольшом скверике прямо на парковой скамье, сладко спал  Владимир Федорович Конкин - мастер Астраханского судоремонтного  завода. Он ехал в отпуск к родственникам.Здесь в Волгограде у него была  пересадка, а так как отмечать отпуск он начал еще  в  Астрахани, продолжил его в пути, то и здесь в Волгограде решил уже складывающуюся традицию не нарушать.Поезд его еще  утром, впереди  ночь.Хорошо выпив и плотно закусив, Владимир Федорович положил под голову че-

    моданчик и отошел ко сну,предварительно сняв пиджачок и  аккуратно укрывшись им вместо одеяла.

        Судьба оказалась милостива к нему.Ему не раздробили челюсть и не выбили зубов. Просто  проходя  мимо,Сидоров  как  бы  мимоходом прихватил пиджак, а Казаков подобрал авоську стоявшую здесь же рядом. В пиджаке оказались паспорт,военный билет и семьдесят  рублей денег .Авоську с каким-то барахлом приятели выбросили тут же  недалеко от скверика.

        Утром рассматривая паспорт Казаков спросил:

        - Вадик! А как карточку переклеить? Здесь же печать.

        - Печать,- согласился Вадим. - А как переклеить - увидишь.

        У предусмотрительного Сидорова и фото на паспорт уже было за готовлено.(Заранее сфотографировался еще в Риге).По дороге в гостиницу зашли на рынок,где Вадим для чего-то купил два яйца. В гостинице Сидоров позаимствовал у соседа по номеру, благо тот в данный момент отсутствовал, кипятильник.

        - Учись пока я жив!

        С этими словами Вадим наполнил большой  стакан  водой, опустил туда яйцо, следом кипятильник и  через  минуту  вода  уже  во  всю булькала в стакане.

     

        - Ты чего это? Яйца варить в крутую задумал? - Казаков с  интересом наблюдал за манипуляциями приятеля.

        - Ага! В крутую...задумал...- бормотал  тот, продолжая  колдовать у стола.

        Вынув яйцо, положил его  на  блюдце  рядом  со  стаканом. Кипятильник же снова опустил в стакан. Покипятив воду еще с минуту, вынул кипятильник, а сам стакан накрыл паспортом. Его внутренней стороной. Через минуту распаренную страничку паспорта положил на стол и осторожно прокатил яйцо по паспортному штемпелю. На белую поверхность скорлупы очень четко перевелись буковки и герб  с  паспортной печати.Ни секунды не мешкая Вадим прокатил теперь  уже  яич

    ной поверхностью по своей фотографии. На уголке фото появился чуть смазанный, чуть бледноватый, но все равно достаточно четкий  оттиск печати. Аккуратно отодрав  фотографию  Конкина, Вадим  вклеил  свою стараясь чтобы края печати на фото максимально совпали  с  краями печати на паспорте.

        - Ну как? - Сидоров торжествующе взглянул на Казакова.

        - Класс! - с восторгом глядя на паспорт подтвердил тот.

        - То-то же,- снисходительно усмехнулся Вадим. - Тебе  "ксиву" смастрячим таким же макаром. Усек?

        - Усек...Ну ты,Вадик,и башка! - искренне восторгался  приятелем Казаков.

        - Ладно...Прибери здесь все,а я пошел за билетами.

        Вадим положил новый паспорт себе в карман и  вышел  из  номера. Куда они поедут на этот раз он не знал,решив, что возьмет билеты туда, куда будут купейные мягкие места. В кассе такие места оказались на поезд  Волгоград - Харьков. "Харьков,так  Харьков", подумал про себя Вадим и взял два билета.

     

     

        Харьков. Август 1971г.

     

     

        Анатолий Иванович Сай монтажник РСУ  треста  "Полтавстрой" в этот вечер засиделся с дружком в привокзальном ресторане.

        В начале  двенадцатого  нетвердой  походкой, поддерживая  друг друга, приятели вышли на привокзальную площадь.

        - Санек! Я тебя п-п-провожу!

        Анатолий Иванович пытался взять друга под руку.

        - Н-н-нет! Толян...я сам! - вырывался тот. - В-о-он мой трамвай! Я п-п-поехал...

        Анатолий Иванович довел приятеля до остановки, посадил в  трамвай, дождался пока за тем закроются  двери  и  только  после  этого, неспеша и слегка покачиваясь побрел домой.

        Город отходил ко сну. Редкие автомобили  на  улицах, еще  более редкие прохожие.

        Казаков с Сидоровым также  неспеша  шли  по  противоположному тротуару держа свою жертву постоянно в поле зрения. Это  было  не сложно. Улица пустынна, да и фонари хорошо освещали  тротуары.Свернув на Красина Анатолий Иванович начал рыться в карманах.

        - По моему ключи ищет,- предположил Сидоров. -  Ну-ка  прибавим ходу.

        И точно.Через три дома тот свернул во внутренний дворик.

        Последнее что  он  помнил  это  то,что  в  подъезд,следом  за ним,вошли двое парней.Удар боковой правый был так силен,что  Анатолий Иванович потерял сознание.

        Еще в ресторане Сидоров заметил,что когда Сай расплачивался у него из бумажника торчала темно-зеленая корочка паспорта. Уверенным движением Вадим достал бумажник. Кроме паспорта и какой-то мелочи - ничего. Забрав паспорт, бумажник бросил здесь же, рядом с лежащим на площадке между первым и вторым этажом Саем.

        Когда переклеивали фотографию Казаков высказал неудовольствие:

        - Ну и фамилия! Сай! Еврей что ли?

        - Потерпишь,- Сидоров весело усмехнулся. - С такой  рожей, как у тебя, кого угодно в родне заподозришь, только не евреев!  Держи!

    - Сидоров вручил вновь изготовленный паспорт Казакову.-  Привыкай к новой фамилии. Теперь ты Сай Анатолий Иванович! Усек?

        - Усек! - Казаков с интересом разглядывал свой новый документ.

        Все что они делали ему еще казалось какой-то игрой  то  ли  в шпионов, то ли в сыщиков,но игра эта все больше  и  больше  нравилась. Ему пока и делать-то толком ничего не  приходилось. Генератором идей и их же исполнителем был Вадим, а он,Юра Казаков, то  есть теперь Сай Анатолий Иванович был пока лишь в лучшем  случае  статистом и на сегодняшний день это его вполне устраивало.

     

     

     

        Киев. Август 1971г.

     

        Уже больше недели Сидоров и Казаков жили в Киеве. Присматривались к постовым и инспекторам ГАИ. Но каждый раз  планы  нападений отвергались по тем или иным причинам. Наконец в  последних  числах августа они все-таки нашли  то, что  так  долго  искали. Внутренний дворик  горисполкома  на  Крещатике. Круглосуточный    милицейский пост.С улицы во двор можно было попасть  через  калитку  железных

    ворот. Вход во двор был свободным. Многие отделы горисполкома  были расположены так, что попасть в них можно было не  через  парадный,а через служебные входы во множестве выходящие во  внутренний дворик.

        Зайдя во двор и  миновав  его  деловой  торопливой  походкой,приятели вошли в один из подъездов и поднявшись  на  второй  этаж встали у окна.

        - Дай-ка закурить.

        Вадим протянул руку.Казаков достав из пачки две  сигареты, одну дал приятелю другую закурил сам.

        Попыхивая сигареткой Сидоров внимательно изучал двор: недалеко от входа деревянная будка, вдоль высокого каменного забора  тянулись заросли кустарника.Причем отсюда сверху было видно  что  в глубине кустов кто-то соорудил стол со скамейкой. Очевидно там,под сенью густой листвы,в обеденный перерыв отдыхали, подальше от всевидящего ока начальства, мелкие горисполкомовские клерки.

        Постовой несколько раз выходил из будки,в  основном  когда  у железной решетки ворот сигналила чья-то машина.Впустив или выпустив машину он закрывал калитку,причем,как  успел  заметить  Сидоров,замка на воротах не было, постовой их просто закручивал проволокой.

        - Пошли,- Вадим дернул за рукав Казакова и  начал  спускаться по ступенькам вниз.

        Выйдя на Крещатик и неспеша двинувшись в сторону бульвара Леси Украинки продолжил:

        - Сегодня ближе к вечеру наведаемся снова.

        - Зачем? - удивился Казаков.

        - Кобуру видел? - не ответив спросил Вадим.

        - Видел.

        - Место тихое?

        - Да вроде тихое,- подтвердил Юрий.

        - Так какого же хрена спрашиваешь "зачем"?

        - Он может нас уже запомнил,- высказал Казаков свое опасение.

        - Ну и что? Да и народу ходит целый день  туда-сюда  -  уйма! Так что,вряд ли,- успокоил Вадим. - А нам  надо  знать  точно,что там происходит вечером и ночью...Усек?

        - Усек...Только это...Как мы там будем-то?

        - Зайдем,пройдем подальше от будки и в кусты. Кустами  вернемся обратно и последим что и как,- объяснил  Сидоров  свой  план. И искоса взглянув на  примолкшего  Казакова  бодро  добавил.  -  Не дрейфь...Сделаем все чисто, комар носу не подточит!

        Ближе  к  вечеру  приятели  вернулись  в    горисполкомовский дворик. Как и было условлено, спрятавшись в кустах провели там  всю ночь.Хоть и изрядно замерзли,но просидели там не зря.Почти с полной уверенностью могли сказать,что после девяти вечера и до самого утра никто милиционера не беспокоил и никто им не интересовался.Утром,перед тем, как лечь спать  Сидоров еще раз уточнил план

    действий:

         - Значит так... Сегодня так же как и вчера  ближе  к  вечеру пойдем. Когда все угомонятся, я выйду и  постараюсь  его  "отключить". Если это не удастся и он поднимет шухер, сразу  выскакивай и кончай его "пером"... Да смотри, чтобы лезвие  не  заклинило  - вытащи его заранее... Усек?

         Казаков машинально мотнул головой и облизнул пересохшие губы.

         - Ну а теперь спать - приказал Сидовов и  через  пять  минут уже мирно посапывал, нисколько не переживая, что сегодня  впервые обдуманно и хладнокровно приговорил незнакомого  ему  человека  к смерти.

     

     

        Старшина милиции Иван Семенович Жаров уже много лет служил в милиции.

        В восемь утра тридцать первого августа он как обычно заступил на дежурство.

         День выдался рядовой, будничный, не хуже и не лучше  других.

    Днем следил за расстановкой машин (чтобы не загораживали въезд  и выезд), объяснял посетителям,в основном из  глубинки,  где  какой начальник сидит и как к нему попасть,  с  девчонками-машинистками спешащими на обед перебросился парой шуток. Вобщем все,как  всегда. Ближе к вечеру основной служивый люд и посетители  схлынули.

    Горело еще несколько окон. Начальство,как всегда засиживалось допоздна. Но после девяти и они все разъехались. Теперь-то и  можно было отдохнуть. Сейчас и подремать в будочке  было  не  грех."Пойду,проверю ворота,- подумал Иван Семенович,- а потом можно  и  на боковую". Проверив хорошо ли закрыты ворота  и  калитка  старшина уже возвращался обратно, как вдруг увидел что в дальнем углу двора  замаячило  два  смутных  силуэта.  Двое  парней    шли    ему

    навстречу. "Вот шалапуты",- беззлобно ругнул про себя Жаров  поздних посетителей:

         - Вы чего ребята,заблудились? Все уже давно домой ушли...Давайте и вы по  домам...-  начал  он.

         - Извини отец...Мы тут и  правда,вроде  как  заблудились...- тот что пониже подошел к старшине почти вплотную.- У тебя огоньку не будет?

         - Не курю...- только и успел ответить Жаров.  Страшной  силы удар свалил его с ног.Но то ли все-таки от волнения не смог Сидоров провести свой "фирменный"- правый  боковой,то  ли  милиционер

    оказался крепким мужиком,но только упав на землю  он  не  потерял сознание,а наоборот,попытался сразу же встать.Но тут град  ударов обрушился на него с новой силой.Видя что милиционер пытается  защищаться и более того, лежа на земле уже расстегивает кобуру,Сидоров прохрипел Казакову:

         - Чего ждешь?! Мочи.....

         Семь ударов в грудь и один в шею сделали свое дело. Тело  обмякло.Старшина потерял сознание. Вытащив из кобуры пистолет, Сидоров сунул его себе в карман.Казаков стоял рядом и  остекленевшими глазами смотрел на окровавленный  нож, что был  зажат  у  него  в руке.

         - Ну,чего хлебальник разинул...Ходу!  -  негромко, но  твердо приказал Сидоров и подскочив к калитке быстро и  сноровисто  раскрутил проволоку. Вышли на Крещатик,свернули влево,перешли  улицу подземным переходом и сев в метро отправились на вокзал.

     

        Поезд * 35 Киев-Одесса отправился в двадцать два  часа  сорок четыре. Этим поездом Сидоров с Казаковым и покинули Киев, где так "удачно" раздобыли "ствол" с восемью "маслятами".

        Поздно ночью выйдя в тамбур  покурить  (от  всего  пережитого обоим не спалось) Сидоров спросил:

        - Где "перо"?

        - Вот,- Казаков достал нож.

        - Выброси.

        На долю секунды в темноте блеснуло лезвие  летящего  из  окна вагона ножа.Важная улика осталась лежать где-то на далеком  пере гоне между Киевом и Одессой.Может ее  нашли  вездесущие  мальчишки, а может лежит она под откосом до сих пор вот уже почти три десятка лет и ржавеет в зарослях травы и придорожного бурьяна.Неизвестно это никому.И вряд ли  когда-нибудь  будет  известно. А  вот

    то,что на старшину милиции Жарова И.С. неустановленными  лицами  в ночь с тридцать первого августа на первое сентября было  совершено нападение и похищено табельное оружие - пистолет "макаров"  за номером КП 7984 с восьмью боевыми патронами,сотрудникам  Киевского УР стало известно той же ночью. Смертельно раненый старшина показал что преступников было двое. Введенный в действие  план  "Перехват" результатов не дал.Бандиты скрылись. Пистолет ни на территории Киевской области, ни в прилегающих к ней областях так и  "не

    заговорил". Он "заговорит" через два месяца  за  сотни  километров отсюда, в Казани, но до этого будет еще один город.

     

     

        Горький. Сентябрь 1971г.

     

        В этом году осень на Волге  выдалась  теплой  и  сухой. Золото листвы кружась в медленном вальсе одевало в последний золотой на ряд перед грядущими белыми саванами зимних  сугробов  бульвары  и улицы этого старинного города.

        Сидя на набережной  недалеко  от  памятника  Чкалову,приятели жмурясь на солнце глядели вдаль на Волгу,над которой  воздух  был по осеннему чист и прозрачен.Внизу  аккуратной  белой  пирамидкой скользил по воде теплоход. Чуть дальше и правее,маленький,но  настырный работяга  буксир  тащил  за  собой  две  груженные  щебнем баржи.Еще дальше, рассекая воду и поднимая перед носом два  буруна похожих на крылья чайки,летел над водной гладью "Метеор". Река жила своей жизнью.И все вокруг жило своими большими и малыми  заботами. Своими "заботами" жили и Казаков с Сидоровым.

        - Ну,что? Теперь дело за малым - "тачкой" обзавестись, - Казаков взглянув на Сидорова ждал от того ответа, но тот молчал, лишь жмурился на солнце, да время от времени прикладываясь  к  горлышку бутылки с пивом.

        Вот уже почти три недели они не брали в  рот  спиртного. Сидоров ввел "сухой закон"."До завершения дела", как сказал он. Это вынужденное воздержание сперва угнетало,а теперь Казакову даже стало нравиться. В своих собственных  глазах  он  как  бы  вырос  еще больше. Если раньше в его действиях было много  вертлявости, бесшабашности и вообще отсутствие какой-либо серьезности, то  теперь, особенно после Киева,в его движениях появилась какая-то  размерен-

    ность и неторопливость.

        Допив пиво,Вадим наконец произнес:

        - Сейчас к заводу поедем.

        - Зачем? - нехотя поинтересовался Казаков.Он  тоже  пригрелся на солнышке и ему не хотелось никуда ехать.

        - Я узнал...У проходной можно у какого-нибудь "жучилы"  по дешевки набор ключей купить.- пояснил Вадим. - Или  ты  собираешься машину пальцем открывать...Вставай,поехали.

        Казаков нехотя встал и неторопливо двинулся следом за приятелем.

        Недалеко от проходной ГАЗа с незапамятных времен  существовал "черный рынок".И как с ним не боролись и,как его не  закрывали,он вновь возрождался всякий раз словно птица Феникс из пепла.

        Вот и сегодня на небольшом "пятачке", чуть в стороне  от  проходной прохаживалось несколько мужчин с  обычными  хозяйственными сумками, набитыми впрочем не хлебом и молоком, а мелкими  запчастями которые они умудрились умыкнуть с завода.

        Стоя несколько в стороне от "толкучки" Вадим внимательно изучал физиономии потенциальных продавцов. С заказом с которым он собирался обратиться - к любому не подойдешь. Ему  приглянулся  один молодой парень, наверное их ровесник, с нахальной и вместе с тем с обезоруживающе-обаятельной улыбкой. Серая кепка чуть сдвинутая  на левую  бровь  придавала    его    лицу    полублатное, залихвацкое

    выражение. Внутреннее чутье Вадиму подсказывало,что этот парень  в свое время тоже "мотал срок". К нему-то и решено было обратиться.

        - Слышь,кореш...Че имеешь? - подойдя к  парню  в  полголоса поинтересовался Сидоров.

        - А че хошь?! - сверкнув  двумя  стальными  "фиксами" вопросительно и вместе с тем утвердительно ответил тот.

        - Ключи нужны,- по-прежнему вполголоса пояснил Вадим.

        - Гаечные что ли? - еще шире нахально заулыбался продавец.

        - Ага...Тебе "по кумполу"  стучать...Зажигания,-  не  обращая внимания на веселый тон продолжал Вадим.

        - Заготовки?

        - Не...Готовые...- Вадим пристально глядел в глаза  парню.  -

    Имеешь?

        Улыбка сошла с губ веселого продавца. Все поняв и окинув покупателей серьезным взглядом лишь произнес:

        - Поехали...

        - А цена?- поинтересовался Казаков.

        - Сговоримся,- кратко бросил тот.

        - Куда ехать? - спросил в свою очередь Сидоров.

        - Ко мне...Домой...Я такой товар в сумке не таскаю,-  пояснил

    парень.

        Через час связка ключей в количестве девяносто штук была уже собственностью приятелей.В кармане такую связку носить было  неудобно,п отому Казаков попросил у парня пакет,но так как ключи  все время протыкали его бумажные бока, ключи завернули в лоскут ткани.

        Выйдя от продавца Вадим предложил Казакову:

        - Юрка!  Давай  время  тратить  не  будем...Сейчас  разбежимся...Пошукаем  тихие  места...Встречаемся  вечером  в    гостинице...Усек?

        Казаков согласно мотнул головой.

        - Ключи возьмешь? - спросил лишь Вадима.

        - Носи сам,- ответил тот.- Хватит с меня что я  "пушку"  таскаю. Ну все...Разбежались...

     

        Город Горький большой и гаражей в нем много. Но не так их много неохраняемых,да еще на отшибе. Почти  три  дня  ушло  у  потенциальных угонщиков на то, чтобы подыскать  подходящее  место. Наконец к вечеру тринадцатого на окраине города в жилмассиве "Восточный" они наткнулись на неохраняемый гаражный кооператив.

        - Вот сюда и наведаемся...Как стемнеет, - заключил Сидоров.  - А пока пойдем-ка вон в тот хозяйственный, - кивнул  он  в  сторону магазина.- Посмотрим...Нет ли полотен по металлу...

        Ночь выдалась ветреная. С севера нагоняло тучи, погода  портилась. Заранее рассчитавшись с гостиницей, приятели  вместо  теплого номера сейчас были вынуждены мокнуть под начавшим накрапывать дождем, недалеко от намеченных ими гаражей.

        Одинокий фонарь в конце гаражной аллеи рассеивал осенний мрак лишь на пятачке под своим столбом. Выбрав ворота  без  внутреннего замка, а лишь с двумя висячими, Сидоров кивнул на них Казакову:

        - Давай...

        Тихий скрежет полотна по металлу вряд ли  был  слышен  дальше чем на два десятка шагов.

        Перепелив дужки на одном замке, Казаков отдуваясь передал  полотно Сидорову:

        - Теперь ты...

        - Устал? - иронически посочувствовал  тот, но  полотно  взял  и приступив ко второму замку скомандовал. - Иди на шухер.

        В гараже оказался зеленый "москвич".

        - Ну,что? Берем? - Казаков вопросительно взглянул на Сидорова.

        Тот лишь молча кивнул и достал из пакета преславутую связку.

        - Боюсь не заведем,- озабоченно нахмурился Вадим. - Ключи для "волгарей"... На этот тарантас могут не подойти...

        Промучавшись минут пятнадцать, решили  больше  на  эту  машину время не тратить. Сидоров вышел из гаража, Казаков следом. В  память о неудавшемся угоне прихватил лежавшую на полке  книжку  "Спутник шофера".

        На противоположной стороне, наискосок от вскрытого, ворота  нового гаража также были заперты лишь на два висячих  замка. Перепилив    дужки    и    распахнув    створки,Сидоров  облегченно вздохнул. "Волга". Цвета слоновой кости.

        - Ну,на нее-то,мы ключик подберем,- пробормотал Сидоров  усаживаясь за руль.

        Через пять минут осеннюю ночную тишину нарушил шум  заведенного мотора. Включив габаритки и фары, мигнув стоп-сигналами и высветив номер 70-59 ГОИ, "волга" выехала из гаража и свернув  направо стала стремительно набирать ход. Через несколько секунд в  конце аллеи лишь мелькнул хвост удалявшейся легковушки.

        - Куда жмем? - поинтересовался у сидящего за рулем Вадима,Казаков.

        - Подальше отсюда,- коротко бросил тот.

        Свет фар высветил  голубую  табличку  придорожного  указателя"КАЗАНЬ - 410".

        - В Казань? - снова спросил Казаков.

        - В Казань,- утвердительно кивнул головой Вадим.

     

     

     

     

     

                              Глава 5.

     

              Казань. Сентябрь 1971 год.

     

        Эта "Волга", судя по всему, уже много повидала на своем  автомобильном веку. Стоило стрелке спидометра  зашкалить  за  шестьдесят, как все в ней начинало дребезжать, скрипеть и  постукивать. Серая лента шоссе долго стелилась перед капотом пока не уперлась  в причал парома. Дальше путь машине преградила ее тезка - река.     День выдался ветреный. Белые барашки  волн  сплошь  покрывали

    широкий простор реки.Слева от парома высились железобетонные  быки держащие на своих плечах ажурные хитросплетения  металлических конструкций железнодорожного моста.

        - А здесь,что? Автомобильного нет, что ли? - Казаков  вопросительно взглянул на Вадима, очевидно имея в виду автомобильный мост.

        - Есть. Прямо по дну,- лениво отшутился тот.

        Летний бум сошел на нет и в эту пору машин на переправе  было немного. Сидоров  выбрался  из  "Волги"  и   пересчитал    стоящих впереди. Выходило полтора десятка.

        - На следующем пароме уйдем, - прикинув в уме, доложил он Казакову и, немного подумав, добавил. - Дальше поведешь ты.  Я  эту трахому водить отказываюсь... Чует мое сердце, намучаемся мы с ней , - и в сердцах добавил крепкое непечатное словцо.

        Съехав с парома, Казаков взглянул на дорожный указатель. "Зеленодольск". Вслух прочитал он.

        - Слышь, Вадим, если я не ошибаюсь, у нас  тоже  где-то  есть Зеленый Дол, - обернулся он к Сидорову.

        - За дорогой следи, географ, - оборвал его тот. - Видишь  МАЗ в нос дымит... Обгони, чтоб обзор не загораживал...

        Казаков послушно включил левый поворот, машина прибавила газу. За окном замелькали пригороды Казани: Грузинка, Дубровка, Тура.

        - Гляди, гляди! Тура! - вновь не удержался Казаков.  -  Ну  и дела.

        На этот раз Вадим ничего не ответил. Не моргая, он  смотрел  в одну точку и мысли его сейчас были далеко и от аналогий с родным городом, и от окрестных пейзажей. Погруженный в свои раздумья, он прикидывал как поступить: пролететь Казань транзитом  или  задержаться здесь. Взвесив все "за" и "против", решил, что для  выполнения главной своей задачи остановится здесь - в Казани.  Еще  не

    зная как, но для себя решил твердо, - без хорошего куша он  отсюда не уедет.

        Из забытья его вывела идущая впереди машина. Уже долгое  вре-

    мя перед глазами маячили белые циферки и  буквы  на  черном  фоне прямоугольника номера. "53-00 ТТЕ... 53-00 ТТЕ...  53-00  ТТЕ"  - машинально повторял он про себя ничего не значащие для него  бук- вы и цифры идущей впереди машины. И  вдруг  будто  огнем  обожгла мысль: " Стоп! Номер! Номер-то горьковский! Машина наверняка  уже в розыске! Прямо на въезде могут "крылья завернуть".

        Вадим оживленно завертел головой по сторонам, выискивая  глазами подходящий поворот на какой-нибудь  проселок,  желательно  в лес. До Казани оставалось совсем ничего. Наконец  впереди  вправо от трассы он заметил колею, - два накатанных следа, которые тянулись в лес, начинавшийся метрах в тридцати от шоссе.

        - Сворачивай, - приказал он Казакову.

        - Куда? - не понял тот.

        - Вон видишь дорога в лес... Давай туда...

        - Зачем? - по прежнему не понимал тот.

        - Делай что говорят, - не находя нужным объяснять сейчас, поторапливал того Вадим.

        "Волга" сбросила скорость и, заморгав правым  поворотом, осторожно съехала на лесную дорогу.

        В этот ветреный хмурый осенний день лес казался  неприветливым и мрачным. Верхушки деревьев раскачиваемые задирой-ветром сыпали на пожухлую траву тысячи желтых листьев, как бы откупаясь от него этой данью.

        Забравшись подальше в лес , заглушили  мотор.  В  наступившей тишине не было слышно ничего кроме монотонного  шелеста  листьев, да шума шоссе, который иногда доносился с порывами ветра. На краю небольшой поляны стояла "Волга"  с  такими  приметными  в  Казани горьковскими номерами.

        - Мы че сюда залезли? Медведей ловить? - спросил Казаков, вылезая из машины и потирая затекшую поясницу.

        - Пока не мы медведей, а нас с тобой ловят, - парировал Сидоров. - Неужели не петришь, что нас с этими номерами, - он пнул ногой по бамперу, - в раз заметут?

        Казаков промолчал и, взглянув на небо поднял  воротник.  Первые капли дождя упали на землю. Секунду помешкав, он протянул руку к дверце, намереваясь скрыться от дождя в салоне. Вадим перехватил его руку и, слегка дернув за рукав, приказал:

        - Закрывай таратайку... Пойдем в город...

        - Так дождь начинается,- раздраженно пытался возразить  Казаков.

        - Не сахарный... Не растаешь... - Вадим был непреклонен.

        - Твою мать... - в сердцах плюнул Юрий и  с  силой  захлопнув дверцу, закрыл ее на ключ.

        - "Массу" отсоедини... И так трахома еле-еле заводится, - На-

    помнил Сидоров.

        Казаков  засопел  (явный  признак  раздражения),  но  промолчал. Снова открыл машину, потянув ручку открыл капот  и,  отсоединив клемму, захлопнул капотную крышку.  Все  эти  манипуляции  он проделывал под уже прилично накрапывающим дождем. Вадим из  солидарности не ушел под кроны деревьев, а честно мок рядом.

        - Куда идем? - какое-то время спустя спросил Казаков, вышагивая следом за Сидоровым по лесной тропинке.

        - На автобус... В город... Надо номера достать... - не оборачиваясь, отрывисто в три приема пояснил Вадим, и  поглубже  засунул руки в карманы брюк. Юра последовал примеру приятеля и больше вопросов не задавал.

        - Выйдя на шоссе, пытались "голосовать" проходившим  машинам, но ни одна не останавливалась.  Минут  через  двадцать  показался рейсовый автобус. " Зеленодольск - Казань"- прочитал Сидоров  на лобовом стекле и зная по опыту, что не на остановках они не останавливаются, он тем не менее на удачу махнул рукой. К их  удивлению ЛАЗ притормозил, но полностью не остановился, а  двигаясь  ра

    малом ходу, открыл переднюю дверь. Сноровисто заскочив на подножку автобуса, приятели поблагодарили водителя и не дожидаясь  кондуктора сами подошли к нему.

        - Почем до конечной? - спросил Казаков.

        - Пятнадцать копеек, - ответила пожилая кондукторша и,  получив две пятнашки, оторвала приятелям по билету.

     

        Казань встретила неприветливо. Серые низкие  облака,  моросящий дождь и резкий порывистый ветер дополняли и без  того  унылую картину будничной, постоянно куда-то торопящейся жизни железнодорожного вокзала. На привокзальной площади, куда их довез автобус, приятели вышли и , постояв в нерешительности несколько  минут  на остановке, сели в первый подошедший трамвай. Старый, на сцепке из двух вагонов, трамвай не спеша тянулся в сторону заводской окраины. Рабочий день заканчивался, народу на улицах заметно  прибавилось. В наступающих сумерках за окном  долго  плыл  забор  какого-то предприятия. Вадим толкнул в бок Юрия.

        - Выходим.

        На  очередной  остановке  приятели  вышли.  Дождь  накрапывал по-прежнему.

        - Пожевать-бы чего, - влух предложил Казаков.- С утра ведь не

    жрамши.

        - Успеешь.

        Внимание Вадима привлекла вереница машин, стоящих перед  распахнутыми воротами. Вывески на воротах не было, но и так было понятно, что за забором гараж. Причем гараж большой и, судя по всему, выбор там богатый.

        Механик у ворот встречал каждую машину, делал какую-то отметку в протянутой водителем бумаге и пропускал машину в парк. В воротах никто не толпился, все было по военному  четко  без  лишних движений и слов. Казакову сразу вспомнилась армия, где  ему  в общем-то все нравилось, и порядок, и дисциплина, и приказы командиров, над которыми не надо было думать, а надо было только  выполнять. Он всегда вспоминал свою службу с теплотой и в глубине  души жалел, что не остался на сверхсрочную.

        В проходной же, рядом с воротами, была  типичная  гражданская суетня и толкотня: кто-то через "вертушку" входил,  кто-то  выходил, кто-то показывал пропуск, кто - нет, да и вахтер  не  утруждал себя излишней  прижирчивостью.  В  теплой  своей  каморке  забольшим стеклом, как на витрине,он уютно расположился с газетой в руках, время от времени прихлебывая чаек из  большой  алюминиевой

    кружки, лишь иногда вскидывая глаза и кивая в  ответ  на  приветствия головой.

        Казаков с Сидоровым безпрепятственно прошли на территорию гаража, не вызвав ни у кого каких-либо вопросов или подозрений.

        - Ты ключи взял? - Сидоров внимательно взглянул на  Казакова.

    - чем отворачивать будем?

        - Забыл, - в ответ тот лишь рассеянно заморгал глазами.

        - Эх ты! Фраер лопоухий! И с кем я связался... Что бы ты  без

    меня делал, - Вадим вынул из кармана несколько гаечных ключей. -

     Держи! - протянул Казакову.

        Пройдясь несколько раз по рядам аккуратно выстроившихся ГАЗов и ЗИЛов, Сидоров выбрал наконец ничем не примечательный ГАЗ -  51 с обыкновенным номером 87-08 ТТЕ. Оглядевшись по сторонам, коротко приказал:

        - Давай!

        Через пять минут оба, спрятав под рубашки за брюки по номеру, благополучно миновали проходную и спокойно направились в  сторону трамвайной остановки.

        До закрытия гастрономов оставалось не более получаса. На  Декабристов, зайдя в один из них, приятели закупили нехитрую снедь: хлеба, плавленых сырков, консервов, да еще кое-что из продуктов, какие еще оставались на полупустых прилавках. Нагруженный кульками и свертками Казаков уже собирался на выход, как вдруг  Сидоров вопреки установленным правилам свернул в винный  отдел.  Прикупив

    еще и бутылку водки, приятели отправились в обратный путь.

        С трудом добравшись до заветной поляны,  уставшие  ,  но  довольные, забрались в машину, показавшуюся им  в  этот  миг  таким уютным и комфортабельным жильем, что , казалось, нет на свете надежнее и желаннее крыши, чем эта.

        Дождь перестал, но с вечера похолодало еще больше.

        - Может заведем, да печку включим,- предложил Казаков.

        - Валяй, - согласился Вадим, занятый поисками стакана в "бардачке".

        Обшарив весь салон, и не найдя такового,  в  сердцах  обругал хозяина машины:

        - Мудак! Водила называется... Стакана в машине не имеет. Ладно... Будем из горла... Не привыкать...

        - Да. Для сугреву сегодня в самый раз, -  радостно  поддержал Юрий. - А то я уж забыл, какая она на вкус.

        - Ничего... Скоро вспомнишь... Хотя нет... Водяру пить не будем. Только коньяк, и что б не меньше пяти звездочек.

        - Это точно, - согласился Казаков, - от него на утро башка не болит... Хоть ведро выпей.

        - С ведра и от воды заболит, - Сидоров сегодня был  в  благодушном настроении и напарника не подначивал. - Ты давай закусывай,закусывай!

        Какое-то время пили и ели молча. Наконец, когда первый  голод был утолен, Вадим поинтересовался:

        - Ну что там с печкой? Что -то не греет ни фига!

        Казаков сунул руку под обдув - вентилятор гнал холодный  воз-

    дух.

        - Наверное краник какой или заслонка сломаны,  -  предположил

    он.

        - Ну тогда выключай! Нечего бензин жечь, - распорядился Вадим.

        - Задубеем ночью, - предположил Казаков.

        - Потерпим... Завтра по утрянке снова в город рванем.

        - Зачем?

        - Краски купить... Да и прибарахлиться надо. Сам говоришь  задубеем... Пальтишки какие-нибудь купим, - пояснил  Сидоров.  -  А лихо мы с тобой с номерами сегодня провернули, а?

        С голодухи хмель быстро ударил в головы обоим.

        - Ага! Главное, что интересно... Через ворота - ни-ни, а  через проходную  что хочешь тащи!

        - Вот все и таскают, - закончил казаковскую мысль Сидоров.  - Народ не дурак на одну зарплату жить. Каждый как может, так и вертится. Только все это не по мне... Мне надо сразу и много!

        - Да ладно тебе! Раздухарился... Забыл, как дома кур воровал, да гардины с занавесками из техникума упер? - напомнил другу  Казаков.

        Хмель вносил свои коррективы в  отношения  между  приятелями. Если в трезвом виде всегда и во всем верховодил Вадим, то  стоило немного выпить, как Казакова  как-будто подменяли.  Куда  девалась его всегдашняя покорность, его покладистость  и  неуверенность  в себе? Он становился напорист и агрессивен. Вадим его в это  время даже боялся. И на то были свои причины. Казаков выше и  физически сильнее. Другое дело, что Сидоров более подвижен  и  техничен,  у

    него был профессионально поставлен удар, но случись ему  один  на один драться с Казаковым, он не был полностью уверен в своей  победе.

        - Куры, гардины... Когда это было? - миролюбиво заключил  Вадим. - Я за пять лет, что там "отмотал", таких людей  видел!  Дух захватывает! Поверишь, на воле рубашки в  стирку  не  отдавали... Два-три дня поносят, эту выбрасывают, и - новую...

        - Это сколько же у них рубашек было?

        - Да не в рубашках дело! -  досадливо  поморщился  Вадим.-  В деньгах! Денег у людей было - не мерено! Усек?

        - Ну и хрен с ними! У нас тоже будут! - пообещал Казаков.

        - Будут! - согласился Сидоров.  -  А  теперь  давай  спать...Завтра дел много.

        Утром, изрядно продрогшие за ночь приятели, поспешили в город. В хозяйственном отделе универмага Вадим  купил  две  баночки  краски, кисточку и небольшой с заостренным  носиком  молоток. В  отделе мужской одежды каждый подобрал себе по пальто, но взглянув на ценники поняли, что от покупок придется воздержаться. От пятисот  рублей "добытых" в Риге оставалось чуть более сотни.

        - Ну, что будем делать? - Сидоров взглянул на Казакова.

        От вчерашней непогоды не осталось и следа. С утра тучи развеялись, выглянуло солнце.И сейчас, стоя на крыльце универмага приятели чувствовали, что оно даже припекает. Для такой погоды одеты  они были весьма тепло, на Вадиме был серый  джемпер,а  на  Юре  темный костюм,но вспомнив, как они сегодня мерзли  в  машине,Вадим  зябко поежился.

        - Ладно,- сказал он.- Пойдем в комиссионку...Может  там,  что подберем...

        В комиссионном магазине приятели выбрали два  приличных, мало-

    поношенных пальто по сходной цене. Таким образом  почти  полностью экипировавшись они зашли в столовую, позавтракали и поспешили  обратно к себе на поляну,где их ждала пока еще горьковская "Волга".

        Найдя подходящий пенек, Вадим разложил на нем номера и при помощи молотка и еще одного нехитрого приспособления начал аккуратно перебивать на них цифры. Вскоре на поверхности  номеров  вместо цифр "87-08" уже рельефно  выступало  "37-03".После  этого  Вадим достал краску и осторожно закрасил в черный цвет  вновь  получившийся фон,а затем также аккуратно обвел белой, рельефно выступаю-

    щие "тройки". Новый номер "37-03 ТТЕ" смотрелся довольно  правдоподобно.

        - Ну,как? - Сидоров кивнул головой в сторону  номеров, приглашая Казакова оценить работу.

        - Как всегда, класс! - с восхищением  признался  тот, глядя  на новые номера.

        - То-то...Ладно, пускай пока посохнут...Иди, отверни  старые, да выброси подальше...Лучше вон в то болотце, - Вадим указал рукой  в сторону камышовых зарослей.

        Через два часа  "Волга"  с  уже  казанскими  номерами  "37-03 ТТЕ", осторожно выбиралась с лесной  дороги  на  Горьковское  шоссе, чтобы еще через несколько минут, свернув направо в сторону  Казани, раствориться в потоке сотни таких же торопящихся машин.

        - Куда поедем? - спросил Казаков когда машина въехала в город.

        - Давай пока прямо...Поищем книжный...-  Сидоров  внимательно

    смотрел        на        проплывавшие        мимо         вывески магазинов: "продукты", "хлеб", "рыба-мясо", "книги".

        - Стоп!

        На их удачу в книжном продавали маршрутные карты  Казани. Картой, как таковой ее назвать было трудно, это была брошюра с  указанием маршрутов общественного транспорта, названием остановок и как удобнее попасть к тому или иному театру, музею и так  далее. В  общем типичный туристический путеводитель, но  за  неимением  лучшего, приходилось довольствоваться этим.

        - Куда дальше? - включая зажигание, снова спросил Казаков.

        - В центр...На Баумана...- Сидоров внимательно листал брошюру.

     

        Серое здание Госбанка, своей солидностью и вместе с тем  архитектурным изяществом,выгодно отличалось от окружавших его  строений.Даже то, что оно стояло не в один ряд со всеми, а отступя  несколько назад, создавая тем самым небольшую свободную площадку  перед ним, говорило о том, что оно не такое как все, что оно  наделено особыми полномочиями, что здесь работают неспеша и  очень  обстоятельно.

        Вадим сразу проникся уважением к этому  учреждению  и  сделал для себя главный вывод,что если  уж  ему  и  суждено  вступить  в схватку с этим заведением,то и действовать тогда надо будет  также неспеша и обстоятельно. Чтобы все было  выверено  до  последней детали, до последнего штриха, чтобы прежде чем отрезать, отмерить не семь, а семьдесят семь раз. Только в этом случае им улыбнется  удача. "Поспешность  нужна  при  ловле  блох", любил  говаривать   его дед. "Ну что же ,старик был прав" - подумал про себя Вадим,вслух  же произнес:

        - Поедем,пообедаем...Часам к восьми вернемся...

        "Волга" медленно тронулась мимо банка в сторону "кольца".

     

     

                              Глава 6.

     

             Казань. Сентябрь-октябрь 1971 год.

     

        Итак, все "дело" задуманное Сидоровым еще весной в  Верхне-Туринске, вступало в свою завершающую стадию.Был  окончательно  выбран объект нападения - машина инкассации. Для того чтобы все прошло гладко и без осложнений надо было определить максимальное количество маршрутов и из нескольких выбрать один,наиболее удобный.

        Ежевечерне  "Волга"  Казакова  и  Сидорова  пристраивалась  в "хвост" какой-нибудь машине инкассации и совершала с  ней  объезд всех "точек" расположенных у той на маршруте.Одновременно с  этим сразу оценивалась обстановка, подходы к "точке",ее место  расположение и пути возможных отходов. Естественно, в первую очередь интерес падал на конечные,заключительные"объекты" инкассации. В  тече-

    нии первых десяти дней было выявлено несколько  маршрутов,но  все они не подходили для нападения.Общим  "недостатком"  у  них  было то,что  машины  инкассации  начинали  объезд  своих  маршрутов  с дальних, малолюдных точек и постепенно двигаясь к центру,возвращались в Госбанк.В центральной части города было естественно намного оживленней.И если провести нападение еще  было  можно,то  уйти незамеченными,практически  нет. Поэтому  Сидоровым  на  протяжении первых десяти дней было  безжалостно  забраковано  один  за  другим несколько маршрутов.

        По утрам просыпаясь в машине приятели не испытывали ни душевного, ни физического комфорта. Ныли  поясницы  и  ноги. Оказывается это большое счастье, спать, не думая согнуты они у тебя или нет. О том чтобы перебраться в гостиницу,не могло быть и речи. Деньги были на исходе.Питание и бензин, вот две статьи расходов которые  на сегодняшний день существовали в их бюджете. Но  не  смотря  ни  на что, Сидоров по прежнему не спешил, хотя машина стала барахлить ужене на шутку.Где-то в последних числах  сентября, отрабатывая  один

    из маршрутов, на Жуковского, около дома номер 25 она заглохла окончательно и уже не хотела заводиться ни в какую. Чтобы  не  привлекать внимания,Казаков с Сидоровым вручную оттолкали ее  с  проезжей части во двор дома.

        - Ну,что будем делать,Кулибин? - Сидоров вопросительно взглянул на Казакова.

        - Ты меня спрашиваешь?

        - А кого же? Ты ведь у нас мастер по металлу.Токарь...Или нет?

        Казаков не воспринял шутку и отвечал серьезно:

        - Если бы что выточить...Тогда конечно...А так...Здесь  механик нужен.

        - Я и без тебя знаю,что механик,- вздохнул Сидоров. - Иди,тащи книжку.

        Полистав книгу"Спутник шофера",которую так  предусмотрительно в свое время прихватил из гаража Казаков, покопавшись в  двигателе и покрутив безполезно стартер,Сидоров в сердцах пнул баллон:

        - Трахома чертова! Не хватало, чтобы она у нас  совсем  накрылась...Придется искать мужиков,кто в этом соображает.

        Казаков остался около машины,Сидоров ушел  на  поиски.Вернувшись с каким-то мужчиной,указал тому на машину:

        - Вот,командир...Заглохла и все...Ни туда,ни сюда.

        - Свечи проверяли? Искра есть? - первым делом  поинтересовался тот.

        - Вроде есть,- не очень уверенно протянул Казаков.

        Поняв что ничего они не проверяли, мужчина потребовал  свечной ключ. Затем покопался в трамблере, что-то там развел, что-то  подтянул и машина завелась, хотя и работала неустойчиво с перебоями.

        - В общем, мужики,я вам тут кое-что сделал...Теперь глохнуть не будет...Но  "бегунок"  вам  нужен  новый. На  этом  вы  далеко  не уедете.

        - Сколько с нас? - Сидоров полез за бумажником.

        - Червонец дашь и ладно.

        Достав десятку Сидоров протянул ее мужчине:

        - А как насчет этого...Как его...Ну,бегуна что ли?

        - Бегунок,- поправил тот.

        - Ага,бегунок.

        - У меня нет.В магазине тоже вряд ли найдете...Вот  у  соседа моего по гаражу,кажется есть...Только вроде "бэушный".

        - Ну,нам выбирать не приходится...Пошли,- Сидоров  вновь  надел пальто и удалился с мужчиной,теперь уже на поиски "бегунка". "Бегунок"у соседа действительно был,но продавать его, тот категорически отказывался.

        - Ты знаешь какой это дефицит? Ты поими,тебе продам,а сам потом,если что,как выкручиваться буду,а?

        - Ну    выручи,командир,продай.У нас же положение безвыходное...Заглохли считай посреди дороги,- упрашивал того Сидоров.

        - Ничего...На буксире кто-нибудь до дома  дотянет...Машину в гараж,а в выходной на базар...Там бывают...- наставлял  несговорчивый мужик.

        - Да мы не здешние...Из Зеленодольска мы,- соврал Сидоров.  -

    Кто же нас в такую даль потащит.

        - Это да...Далековато...-согласился мужчина.и  вдруг  предложил.- Слушай у тебя резина,как? "Не лысая"?

        - Нет...Новая почти,- уверенно отвечал  Сидоров,хотя  никогда

    не обращал внимания, какая у них резина.

        - Если хочешь, сменяюсь с тобой на запаску...Идет?

        - Идет,- обрадовался Сидоров,про себя моля бога только об одном, чтобы резина действительно была "не лысая".

     

        В первых числах октября Сидоров наконец остановил свой  выбор на одном из маршрутов. И  решил  "отработать" его  досконально. Этот маршрут ему приглянулся своей протяженностью (шестнадцать  объектов),но главное тем, что на предпоследнем - пятнадцатом, около  кафе "Осень", машина останавливалась не у  главного,а  у  служебного входа во дворе. Лучшего варианта желать было трудно.

        - Ну,что,Юрик.Кажется нащупали...- Сидоров  весело  подмигнул Казакову когда машина инкассации скрылась за воротами Госбанка.

        - Считаешь,что этот самый подходящий? -  Казаков  внимательно смотрел на Сидорова. - Может быть еще последим...За другими...

        - Нет,- немного подумав ответил тот. - В городе лишнего "светиться" тоже не стоит.Мы с тобой хоть и играем в  конспирацию,висим на "хвосте" с интервалом в две машины,но береженого бог бережет...Кто их знает...Может нас с тобой кто-то из них  уже  запомнил,вычислил...

        - Если бы кто вычислил,мы сейчас бы по городу не ездили,- резонно возразил Казаков.

        - Это верно.И все-таки этот маршрут мне нравится  больше  остальных. Да и "бабки" уже на исходе...Нет...Пора,брать быка за рога!

        - Ну что ж,будь по твоему,- согласился Казаков. - До сих  пор нам с тобой везло...

        - Везет дуракам и пьяницам,а  нам  счастье  выпадает ,- назидательно произнес  Сидоров. - Ладно.Заводи  таратайку,поедем  ночевать поближе к местам будущих боев.

        Казаков вопросительно уставился на Сидорова.

        - Ну  чего  смотришь...Поехали  к  той    кафешке. Во дворе заночуем... Заодно и место повнимательнее изучим.

        - Может не стоит,так,сразу,- неуверенно начал Казаков.

        - Не дрефь...Народ у  нас  добрый,доверчивый...Еще  и  чайком угостят. Ну,поехали, поехали...

        Главным и непременным  условием  "операции"  было  отсутствие свидетелей. Точнее сказать, не полное их  отсутствие  (одного-двоих можно было в конце концов убрать и вместе с инкассаторами),а  отсутствие большого числа людей, которые бы их могли увидеть  и  за помнить в самый неподходящий для этого  момент. Поэтому Сидоровым был разработан следующий план действий: установив с  точностью  до минуты,во сколько машина инкассации прибывает к  кафе, они  должны

    были уже заранее ждать ее недалеко от этого места. Причем на  случай быстрого отхода двигатель их "Волги" должен быть заведен. Несколько раз нападение откладывалось из-за большого количества людей, как назло в это время оказывавшихся рядом. А  однажды  произошел и вовсе курьезный случай. Здесь  следует  напомнить, что  когда они угнали "Волгу" в Горьком при помощи целой связки ключей  зажигания,то по дороге в Казань,Казаковым, в салоне были найдены "родные" ключи от этой машины.

        - Ну и дела,-  удивился  тогда  он.  -  Стоило  огород  городить...Взяли родные ключики и поехали...

        С того дня связка ключей лежала в кармане у Сидорова без  надобности - использовали "родные".И вот однажды,в  один  из  вечеров, оставив машину с работающим двигателем недалеко в переулке  и вернувшись к ней через  некоторое  время  назад,после  очередного "облома", приятели нашли машину  заглохшей, а  ключей  зажигания  в замке и вовсе не было.

        - Не хватало,чтобы этот драндулет у нас с  тобой  еще  кто-то

    спер,- выругался Сидоров и полез в карман за связкой купленной  в

    Горьком.

        - А если бы сейчас дело выгорело? -  предположил  Казаков.  - Что тогда?

        - Тогда бы мы погорели,- в  тон  ему  с  ударением  на  слове мы" предположил Сидоров, копаясь  в  связке ,пытаясь  найти  нужный

    ключ.

        - Как думаешь - кому они понадобились? - спросил Казаков.

        - Откуда я знаю...Пацаны наверное стащили.

        - А почему тогда машину не угнали?

        - Откуда я знаю! Вот привязался! - Сидоров был  явно  раздражен неудачами последних дней. - В следующий раз сколько бы их  не было, перестреляю всех и дело с концом,- имея в  виду  свидетелей, зло закончил он.

        Казаков почувствовал, что выдержка Сидорова дала трещину, и в конечном итоге может привести к самым печальным  последствиям.  В таком деле надо иметь железные нервы и твердую руку, а со  взвинченными нервами можно и погореть.

        - Вадик, отдай мне "ствол", - сам предложил Казаков Сидорову.

        И сейчас, по прошествии стольких лет, можно лишь догадываться, что тогда было на самом деле. Или действительно у Сидорова  стали сдавать нервы и Казаков взял "основную игру" на себя, или это был тонкий сидоровский ход, лишний раз подстраховаться и не  "марать" себя кровью. Трудно сейчас дать однозначный  ответ,  но  так  или иначе, а основную работу Казаков тогда взял на себя.

     

        Пятнадцатого октября день не задался с самого  утра.  Сначала "Волга" никак не хотела  заводиться  -  аккумулятор  совсем  сел. Пришлось заводить с "толкача". В столовой, где они обычно завтракали - начали ремонт. Плюс ко всему Казаков где-то простудился  и все время чихал и не успевал сморкаться. Пришлось заехать в аптеку и купить что-то от простуды. В довершение всего уже под  вечер

    на Гагарина прокололи колесо. "Запаску" давно отдали за ремонт, а снимать колесо с другой машины - не хотелось рисковать.

        - Ну что? Будем переквалифицироваться в пешеходы?  -  Сидоров весело взглянул на Казакова.

        - Пожалуй... Другую угонять - лишний риск, - согласился тот.

        - Что с этой будем делать?

        - А что с ней делать. Отгоним куда нибудь, и все дела...

        - Будь по твоему, - пь прежнему весело и как-то легко  согласился Сидоров.

        Как только они приняли решение избавиться от  машины  у  него будто гора свалилась с плеч. Все последние дни он связывал неудачи именно с ней, с машиной. Будто она была третьим членом их банды. Одушевленным. Со своим характером  и  привычками.  Причем  на этого третьего и положиться-то было никак нельзя - в  любой  момент могла подвести. Поэтому, избавляясь от нее, Сидоров  суеверно подумал про себя, что вместе с машиной они оставляют и неудачи.

        "Волгу" отогнали на задний двор за 46-ю  школу,  протерли  на всякий случай тряпкой руль, ручки, стекла, - все, к чему могли за эти дни прикасаться, аккуратно закрыли машину на замок и  распрощались с ней навсегда.

        Существует расхожее мнение, что преступников после свершенного ими злодеяния всегда тянет на место преступления.  У  Казакова же с Сидоровым все было с точностью до наоборот. После того,  как они остались без "колес" и нужно было где-то ночевать, они  решили не мудрствовать лукаво и поселились в подвале дома  по  Декабристов 184. В те времена аббревиатуры БОМЖ практически не  существовало. Жильцы домов еще не испытывали антагонизма к  немытым  и нечесаным представителям этого специфического  племени  и  потому замков ни на парадных дверях, ни на дверях, ведущих в  подвалы  и чердаки, тоже не существовало. Для  проформы  управдомы,  правда, вешали на них маленькие замочки, которые годились разве  что  для запора почтовых ящиков. А так, по большому счету, все было открыто и распахнуто.

        Как бы то ни было, а Казаков с Сидоровым поселились в  подвале дома. И на первых порах их практически никто не беспокоил.

        - Да-а-а, - протянул Казаков, входя в подвал и нагибая  голову, чтобы не задеть какую-то трубу. - Дети подземелья...

        - Чего? - не понял Сидоров.

        - Дети подземелья, говорю...В  школе  проходил...  -  пытался объяснить тот приятелю.

        - А-а-а, - неопределенно протянул Сидоров. - Ясно...  Ничего, потерпим... Скоро в люксах жить будем, - пообещал он Казакову.

        - Будем надеяться... Ну что, Вадик, может отметим наше  новоселье, - Казаков выразительно взглянул на Сидорова.

        - Потерпим, - сухо ответил тот. - Денег мало...  Вот  провернем "дело", тогда и отметим. А сейчас давай спать укладываться...

        И уже когла улеглись , постелив на какие-то доски  газеты,  а на них пальто, добавил - Завтра надо фонарик купить или свечку...

    Темно, как у негра в ж... . Ладно. Все! Спим...

     

        Здесь, очевидно, следует отметить, что  все  это  время  наши "герои" жили не в безвоздушном пространстве,  а  среди  людей,  а следовательно , так или иначе общались с ними, привлекали к  себе их внимание. И все их поведение , по крайней мере "легальное", до поры до времени оставалось в рамках общественной морали того времени. Мало кого их жильцов заинтересовала машина во дворе дома с

    двумя пассажирами, ночующими в ней несколько ночей  подряд,  причем с номерами не иногородними, а родными , казанскими. Более того, как верно предположил Сидоров, некоторые сердобольные  жильцы несколько раз приносили неожиданным "гостям" горячий чай в термосах. И никто из них не поинтересовался, что здесь делают, и  кого дожидаются эти молодые люди в "Волге". Срабатывал внутренний инстинкт, внутренняя установка: если люди  на  машине,  значит  социальное и материальное их положение выше среднего, а значит  ничего дурного и, хуже того, противозаконного они в своих  помыслах иметь не могут. Но стоило немного измениться ситуации, как  положение Сидорова с Казаковым заметно пошатнулось.

        Уже несколько дней , вернее вечеров, подряд Люба Позина замечала, как в подвальном окошечке виден неяркий свет и оттуда  раздаются чьи-то приглушенные голоса. Как -то в один из вечеров другой жилец этого дома, Волостнов Николай, идя с  ведром  мусора  к дворовому мусоросборнику, заметил, как из подвала  выбрались  два человека, но никуда не уходили, а, закурив, сели на лавочку,  хо-

    тя время и погода были не самыми подходящими для вечерних перекуров на свежем воздухе. Синяев Виктор, возвращаясь  с  работы,  со второй смены, видел, как какие-то два  молодых  человека  спускались в подвал их дома. Естественно никто из них  троих  за  этими молодыми людьми специально не следил, и у каждого из этой  троицы в памяти они остались, как эпизод. Но все-таки что  -то  подозри-

    тельное было в поведении этих молодых людей. И потому,  двадцатого октября все трое решили обратиться в опорный пункт ДНД, с  самой простой и безобидной просьбой - проверить подвал их дома.

        Участкового инспектора в опорном пункте не оказалось. В  штабе сидел лишь старший из числа дружинников - дежурный.

        - Здравствуйте! Нам бы участкового, - подошла к столу Позина.

    Мужчины же присели на стулья при входе.

        - Здравствуйте! - дежурный приветливо поздоровался с вошедшими. - Его нет... Пошел по одному адресу... У вас к нему дело? Может я могу помочь?

        - Дело у нас, собственно,  пустяковое...  Так...  Напугались, как та ворона, собственного куста, - несколько смущенно начал Волостнов, поднимаясь со стула ти тоже проходя вперед.

        - Проверьте, пожалуйста, подвал нашего дома, - перебила  того

    Позина.

        - А что там?

        - Да в том-то и дело, что ничего... Вернее, никого...  раньше не было... А сейчас какие-то подозрительные типы то приходят, то уходят, - стал объяснять дежурному Николай Волостнов.

        - Сколько их?

        - Два... Кажется двое, - неуверенно протянул он  и  оглянулся на Синяева, ища у того поддержки.

        - Точно, двое, - подтвердил тот.

        - Пьют? Безобразничают? Сквернословят? - дежурный  нахмурился и весь его вид говорил, что  он  готов  немедленно  послать  туда группу дружинников и пресечь хулиганство на корню.

        - Нет, - коротко отвечала троица.

        - Так чего же вы хотите? - удивился тот.

        - Проверьте, что за люди , - непреклонно требовала Позина.

        - Да мало-ли кто там может быть. Может это слесаря из ЖКО?  - потеряв всякий интерес к пришедшим, неудачно предположил дежурный.

        - Это ночью-то? - резонно возразила Позина.

        - Ну хорошо, хорошо, - примирительно замахал  руками  тот.  - Проверим. До свидания... Придет участковый, я ему передам.  Кстати, адрес-то какой?

        - Декабристов 184.

        Сделав отметку на  листке  календаря,  дежурный  поблагодарил всех троих за бдительность и еще раз заверил, что сигнал проверят. Когда через час в опорный пункт пришел участковый,  он  передал тому вкратце разговор с недавними посетителями  в  комическихлицах, справедливо полагая, что участковый разделит его веселье втаком, на его взгляд, пустяковом  деле.  К  удивлению  дежурного,

    участковый не нашел в этом сигнале ничего смешного, и  даже  более того, сразу связался с районным отделом милиции.

        Как часто бывает в этой жизни, что за ошибки, даже не ошибки, а просто формальное,  халатное  или  недобросовестное  отношение ксвоим обязанностям одних, расплачиваться приходится другим. И цена этой расплаты подчас бывает несоизмеримо большей, чем та,  которую можно и нужно было заплатить вначале.

        От милиционеров Тушкова и Левина требовалось всего  ничего  - добросовестно проверить сигнал и установить , кто обитает в  подвале дома по Декабристов 184. По стечентю обстоятельств в тот вечер ни Казакова , ни Сидорова в подвале не было. На месте их  нового жилища Тушковым и Левиным была найдена черная  хозяйственная сумка, та самая, знакомая нам еще с Горького книга "Спутник шофе-

    ра" и какое-то хитрое приспособление, сделанное из кожаного  футляра для очков с пришитыми к нему резинками,  весьма  смахивающее на самодельную кобуру. Пройдя весь подвал, и не  обнаружив  никаких подозрительных личностей, кроме вездесущих котов,  милиционеры с чувством исполненного  долга,  прихватив  найденные  трофеиспокойно вернулись в отдел милиции, сдали их дежурному и  доложили по начальству, что никаких подозрительных в  подвале  дома  не обнаружено. Вторично наведаться в подвал команды не  было,  а  по собственной инициативе туда идти - кому ж охота.

     

     

     

                                  Глава 7.

     

             Казань. 27 октября 1971 года.

     

        В этот день судьба к водителю машины инкассации Р.  оказалась настолько благосклонна, что подарила ему самое дорогое,что  существует на свете - жизнь. День этот он по праву  мог  считать  своим вторым днем рождения. Говорят, что случайность, это непознанная  закономерность. Трудно искать закономерность в  том, что  27  октября один водитель пришел на  работу  "с  остаточными  явлениями" послевчерашнего застолья, а другой вышел первый день и за  ним  еще  небыло закреплено никакой машины. Так или иначе, но водителя Р. в тот день сняли с машины 19-44 ТТК и вместо него за руль  сел  молодой парень - Халитов Равиль, только что устоившийся на работу.

        В фильмах и детективных книжках  все  происходит  красочно  и захватывающе, часто с головокружительными погонями и шквальным огнем перестрелок. В жизни все проще, обыденней и жестче. Если все детали преступления продуманы до мелочей, то  стрельба  сводится  до минимума и розыск преступников потом идет буднично и даже  внешне скучновато не одну неделю, а подчас не один месяц или даже год.

      

    ... Их взяли в Ялте, в марте 1973 года, прямо  у  трапа  океанского

    лайнера, с которого они спускались после очередного  черноморского

    круиза. Все прошло спокойно, без стрельбы и погонь. Прямо  на  пирсе

    их ждали две "Волги" и несколько крепких парней в  обычной  штат-

    ской одежде.

     

                                         "Бандой  считается  устойчи-

                                          вая вооруженная группа,состо-

                                          ящая из двух или более лиц,

                                          тесно связанных между собой

                                          целями преступной деятельнос-

                                          ти и специально объединяющих-

                                          ся для совершения одного или

                                          нескольких нападений на госу-

                                          дарственные,общественные уч-

                                          реждения или предприятия,либо

                                          на отдельных лиц".

     

        Из показаний обвиняемого Казакова Ю.Г.

        "... В г.Казань я с Сидоровым прибыл  в  середине  сентября.В

    начале некоторое время наблюдали за Госбанком, а затем в один  из

    вечеров Сидоров заметил инкассаторскую машину,  которая  забирала

    выручку из кафе "Осень". Выследив ее маршрут, убедились, что  ка-

    фе "Осень" был предпоследним объектом инкассации, после чего  ма-

    шина возвращалась в Госбанк. Мы пришли к выводу, что место  возле

    кафе "Осень" является самым удобным для нападения, так как  маши-

    на останавливается во дворе, в относительно безлюдном  месте.  но

    до 27 октября совершить нападение мешали очевидцы, в связи с  чем

    Сидоров, у которого находился пистолет, отобранный у  милиционера

    в Киеве, сказал, что при нападении  надо  убивать  и  свидетелей.

    Чтобы избежать большого количества жертв, я взял у Сидорова  пис-

    толет и наши роли были распределены -  я должен  убить  шофера  и

    инкассатора, а Сидоров забаррикадировать дверь  кафе  "Осень",  в

    которую зайдет один из инкассаторов.

        После того, как примерно в половине десятого вечер  автомаши-

    на подъехала к кафе и один из инкассаторов, выйдя из нее, вошел в

    кафе, Сидоров подбежал к двери и доской закрыл ее. Я в это  время

    подошел к автомашине, открыл правую переднюю  дверцу  и  произвел

    выстрелы в инкассатора, находящегося на заднем сидении, а затем в

    шофера. Обежав машину спереди  и,  поскольку  инкассатор  пытался

    достать пистолет, через стекло задней левой  дверцы  выстрелил  в

    него, а когда открыл дверцу, где сидел  шофер,  то  произвел  еще

    один выстрел в инкассатора. После этого, отодвинув убитого  шофе-

    ра, я сел за руль, а Сидоров, выбросив  инкассатора  на  мостовую

    двора, и завладев мешком с деньгами, сел на заднее сидение.

        Свой замысел, то есть нападение на инкассаторов,  мы  осущес-

    твили 27 октября, несмотря на то, что и в тот вечер в этом  месте

    проходила какая-то женщина."

     

        Из допроса свидетеля Морозовой Т.Ф., проведенного в  ночь  на

    28 октября 1971 года следователем Уткиным с участием зам.  минис-

    тра внутренних дел полковника Петрова Л.С.

        "... В этот вечер, идя на работу, во дворе  кафе  "Осень",  я

    услышала хлопки и, полагая, что шалят дети, подошла  на  расстоя-

    ние 10 метров к стоящей автомашине и заметила возле нее  какую-то

    возню. В этот момент я услышала  предупредительный  окрик:  "  Не

    подходи, тетка, стрелять буду". Я остановилась."

     

        Из показаний обвиняемого Казакова Ю.Г.

        "... Включив первую скорость, я повел машину прямо,  а  затем

    направо и, в связи с тем, что скорость у автомашины не переключа-

    лась, вышли из нее и, бросив в каком-то дворе, побежали в  сторо-

    ну окраины города. Сидоров бежал впереди с мешком, в котором  на-

    ходились деньги, а я с пистолетом бежал сзади."

     

        Розыском в первом часу ночи 28 октября инкассаторская  машина

    "Волга" гос.номер 19-44 ТТК была обнаружена в  450-ти  метрах  от

    места нападения, между трансформаторной будкой и складом, во дво-

    ре дома номер пять по проспекту Ибрагимова. На переднем  сидении,

    ближе к правой двери, лицом вниз лежал водитель Халитов Р.А.

     

        Из заключения судебно-медицинской экспертизы:

        "... Смерть наступила в результате полученного слепого  ране-

    ния головы с повреждением костей черепа и вещества головного моз-

    га. Входное отверстие расположено на лбу у внутреннего конца пра-

    вой брови...

        ... Потерпевший Нигматуллин  М.А.  имеет  три  слепых  огнес-

    трельных ранения в область грудной клетки и левого плеча..."

     

        Из заключения криминалистической экспертизы:

        "... Автомашина "Волга" гос.номер 19-44 ТТК  имеет  неисправ-

    ность и при переключении с первой скорости  на  вторую  требуются

    определенные навыки и усилия..."

     

        Из показаний обвиняемого КАзакова Ю.Г.

        "... Добежали до ящика с углем, находящегося возле  небольшо-

    го дома, оставили в нем мешок, а сами зашли  в  подъезд  большого

    дома. Убедившись, что погони нет, вернулись за мешком с деньгами,

    взяли его и поднялись на чердак пятиэтажного дома. Там из большо-

    го мешка вынули одну инкассаторскую сумку, деньги из нее разложи-

    ли по карманам, а пустую сумку спрятали за доску под крышей."  (В

    этой сумке, как было  установлено  следствием,  находилось  13714

    рублей.)

     

        Из протокола осмотра места происшествия:

        "... Инкассаторская сумка с надписью: " Госбанк  СССР  141/2"

    обнаружена и изъята на чердаке дома номер 91/2 по ул.Короленко  и

    Гагарина..."

     

        Из показаний обвиняемого Казакова Ю.Г.

        "... Через час-полтора мы с Сидоровым спустились с мешком де-

    нег с чердака и пошли от этого дома на пустырь,  где  все  деньги

    переложили в три инкассаторских сумки, которые зарыли под кустом,

    а пустые сумки и мешок спустили под лед ручья, недалеко от  этого

    куста.

        Затем вышли в район новых домов и там  в  подъезде  дождались

    утра. Утром сходили в универмаг, где купили костюмы и  пальто,  а

    вечером поездом уехали в Свердловск, предъявив в кассе железнодо-

    рожного вокзала паспорта на имя Конкина и Сая."

     

        Из явочных карточек инкассатора и накладных торговых точек:

        "...общая сумма в четырнадцати инкассаторских  сумках,состав-

    ляла 66654 (шестьдесят шесть  тысяч  шестьсот  пятьдесят  четыре)

    рубля".

     

                             ПРИГОВОР

     

        "Именем Российской  Советской  Федеративной  Социалистической

    Республики...

        ...Исходя из изложенного,руководствуясь статьями 301-303  УПК

    РСФСР Судебная коллегия приговорила:

        Признать виновными Сидорова  Вадима  Михайловича  и  Казакова

    Юрия Георгиевича в совершении преступлений,предусмотренных  ст.77

    УК РСФСР.

        На основании ст.77 УК РСФСР Сидорову В.М. определить  наказа-

    ние - смертную казнь - расстрел с конфискацией имущества.

        На основании ст.77 УК РСФСР Казакову Ю.Г. определить  наказа-

    ние - смертную казнь - расстрел с конфискацией имущества..."

     

     Copyright © maxsimmaxsim@freemail.ru 
  • Фотоальбом
  • Охота и рыбалка
  • Дом и семья
  • Конструктор
  • Карта России
  • Мода